Дворянская усадьба в Оржицах

Оцените материал: 
Оценка: 4.6 (5 голосов)

За Ропшей другая деревня — Оржицы. Здесь была мыза помещика Оржицкого, за связь с декабристами лишенного возможности жить в столице и вынужденного заниматься благоустройством усадьбы. Такая вполне комфортная ссылка (с глинта здесь в хорошую погоду виден Петергоф) пошла на пользу Оржицкому — он сумел из небольшой усадебки сделать вполне зажиточное поместье. По территории протекает пара ручьев из числа притоков Шингарки, поэтому водой здешние места были обеспечены всегда.

Сейчас, к сожалению, из былого великолепия уцелел только парк, да и то не весь. Старой деревни Оржицы практически не осталось — на ее месте стоит поселок совхоза «Спиринский» с силикатными и блочными многоквартирными домами. Недалеко от шоссе на Ропшу в парке можно увидеть следы построек, кое-где даже уцелели фундаменты, но представить себе, как это было при жизни хозяев, уже очень трудно. Местное население, к сожалению, использует парк варварски — там нарыли погребов, вырубаются деревья, выбрасывается мусор.

По парку проложена канализация, и когда-то чистейший Чудиновский ручей (сейчас его называют Леваловской речкой) на довольно протяженном участке пахнет гнилью, пока не происходит естественное очищение потока, бегущего по руслу из туфа и мха. К счастью, этого сорбента в здешних речках предостаточно. Где-то в полутора километрах от поселка вода снова становится прозрачной и совсем не ощущается присутствие цивилизации в виде отбросов, грязи и разрухи.

После Оржиц будет деревня Вильповицы, а перед нею дорога пересекает довольно глубокий овраг. Возле дороги стоит здание местного водозабора — именно отсюда берут воду для Петергофа, Ораниенбаума и Кронштадта. И таких водозаборов на глинте несколько — ведь потребности в питьевом водоснабжении постоянно растут.

После подъема на горку начинаются Вильповицы. Налево уходит историческая часть деревни, направо — руины совхозного прошлого, в которых угадываются остатки усадьбы. Если обойти очень страшного, зеленого и щербатого Ильича на постаменте, оказываешься прямо перед барским домом. Он выглядит довольно скромно, на дворец никак не тянет, зато до сих пор используется, правда явно нуждается в немедленном ремонте. Любопытно, что архитектором этого здания был сам Юрий Фельтен, автор Чесменского дворца и Чесменской церкви. Элементы ложной готики можно проследить и в вильповицком барском доме. Архитектор был племянником владелицы усадьбы и по-родственному помог тетушке-вдове обустроить имение.

Лапина — так называлась мыза — тоже стояла на ручьях, родниках и речках. Часть из них высохла и замусорилась, а часть продолжает функционировать, служа местному населению источником чистой воды. К сожалению, почти ничего не осталось от усадебного парка, да он и не был большим — в имении всегда придавали большое значение садоводству, поэтому деревья были в основном плодовыми. Старые яблони давно погибли, на месте сада устроили огороды местные жители. Нет сегодня в мызе ни мельницы, ни известкового завода.

Известковый завод работал на местном известняке — карьер можно найти в том конце деревни, который уходит в сторону деревни Ильино. Очень любопытно наблюдать косую слоистость породы на стенках карьера — пласты лежат не ровно, а образуя довольно причудливые складки. Именно в этих слоях среднего ордовика можно найти довольно много ископаемых животных, чаще всего попадаются трилобиты — самый популярный вид древней фауны. Толстенькие, хорошо сохранившиеся членистоногие там и сям торчат из известняка, но нужна определенная сноровка, чтобы извлечь их. Без навыков и специального инструмента окаменелости лучше и не пытаться выковыривать — они расколются на части.

Наверх